Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: бытоописание (список заголовков)
15:42 

О ремонте с любовью

Появился прекрасный повод начать-таки свой дневник. Всегда страшно что-то начинать. Потом разойдёшься, попадёшь в колею и…помчался. А вот начать… Ведь, конечно же, все прямо так и замерли в ожидании, что появится на твоём белом листе. Вот появляются первые строки… О, ужас, что она там написала, да кому это будет интересно, фу, фу, фу… Забирай-ка свой совок и иди в другую песочницу….
И вот нашлась темка, которая, рано или поздно, касается всех без исключения: РЕМОНТ! Да, да, не смейтесь. Это не будет инструкция по технологии заливки полов или наклейки обоев. Это будет история про жизнь. Как выжить в условиях тотальной капитальной разрухи, когда нет возможности переехать в другую квартиру, когда вся семья перемещается по квартире виртуозным образом, перетаскивая при этом на своих ногах тонны строительной грязи и пыли, в поисках нужных, исчезнувших с привычных мест вещей. Как сделать двумя своими женскими ручками то, что делает обычно БРИГАДА(!) тёмнокожих мужчин.
Хочется выразить благодарность тем навыкам, которые образовались по жизни параллельно с профессиональными. Стройотрядовские штукатурно-плиточно-покрасочно-разнообразные….
Явление 1.
Исходные условия:
- семья из четырёх человек, двое из которых – дети, причем один из них сложноват для экстремальных и нестандартных условий;
-старая престарая квартира, которая никогда(!) не видела капитального ремонта, зато накопила в себе обои, наклеенные друг на друга как минимум раз 10, залежи грязи в недоступных для человека местах, скрипящий пол и множество других сопутствующих «прелестей».
Семья вынуждена была в силу непреодолимых жизненных условий пережить ещё и некоторый период, который не позволял делать даже косметический ремонт. Когда ситуация стала невыносима, ремонт начал продвигаться по квартире, но каким-то странным образом. Как мог… Начал он несколько лет назад с детской комнаты. Но поскольку у него не было значительных материальных ресурсов, то он всячески исхитрялся, чтобы замаскироваться под модный в те времена «евроремонт» (впоследствии, как мы все знаем, оказавшийся у большинства совсем не «евро», а скорее «азио»). Спустя некоторое время он переселился в ванную комнату, совмещённую с туалетом. Здесь, в темноте и сырости, он провёл весь замечательно-жаркий месяц июль. Зато порадовал своих хозяев чистотой, новой плиткой от пола до потолка по всем стенам(!) и на полу, новой сантехникой и прочими милыми глазу штучками, которые обычно называются аксессуарами. Надо сказать, что пришедший однажды в гости профессионал отметил высокий уровень непрофессионального ремонтника-плиточника.
Следующим не менее страшным этапом была большая комната, представляющая собой некий микс гостиной и спальни родителей. Страх сидел на потолке в виде трёх потолочных плит, одна из которых, а именно центральная, провисала дугой аж сантиметра на 3, вообразив себя, видимо, подобием гамака. Сто килограмм штукатурки в течение нескольких дней перемещались на 2,5 метровую высоту. Сначала они делали это весело и с энтузиазмом, но потом притомились. Потом им стало уже всё равно, ровный потолок в конце-то концов или нет. Потом они решили, что никогда больше ничем подобным они заниматься не будут. Однако процесс шёл, потолок достиг определённой ровности (мог бы и больше, но терпение уже к этому времени закончилось) и оделся во вполне себе нестандартные, с замысловатой выделкой потолочные обои. Дальше было легче: линолеум, обои, новый шкафчик, который приобрёл оригинальный декор повторяющий рисунок на стенах, изысканные шторы, куча милых мелочей…. Стиль модерн попытался хотя бы крошечным намёком поселиться в новой комнате.
Финансы, особенно когда они не обладают большими размерами, имеют свойство быстро заканчиваться и после этого никак не хотят накапливаться снова. Поэтому островки благополучия в квартире мирно продолжали сосуществовать с ободранными многослойными обоями и осыпающейся штукатуркой в коридоре. Общую картину завершали крашеные на много раз белой краской двери, отчего белее и аккуратнее они почему-то не становились.
Вообще весь ремонт, протекающий столь медленно, но неизбежно, наводил на очень странные мысли. Были сняты и выброшены двери из натурального дерева и толстые великолепно сохранившиеся полы. Всё это натурально-экологичное великолепие сменилось можно сказать картонными дверями (зато ну очень современными) и наливными бетонными полами, покрытыми линолеумом и облицованными плиткой. Парадоксально, но вполне объяснимо. Качественное прошлое сменяется временным настоящим, модным, современным, но, увы, временным, поскольку жизнь стала торопиться, а мода и вовсе пытается её обогнать.
Коридор дождался своей участи и однажды бесповоротно сменил своё обличие. Появился навесной потолок с удобными галогеновыми светильниками. Вечно свисающие со стен и потолков провода и удлинители обрели покой в стенах и получили в удобных местах розетки и выключатели. Появился приличный шкаф и вешалка, обои и линолеум, тщательно подобранные по цветовой гамме, и новенькие (ламинированные) двери со вставками матового стекла. Двери были прекрасны, несмотря на своё низменное картонное происхождение, а новые магнитные защёлки позволяли им закрываться почти неслышно. Жизнь налаживалась и расцвечивалась всё новыми красками.
Однако среди этого намечающегося праздника затесалась небольшая чёрная точка, которая называлась в быту «кухня». И чем больше о ней думалось, тем эта точка становилась всё жирнее и жирнее, затмив собой все краски пришедшего лета. В какой-то момент громко прозвучала фраза, что «так жить больше нельзя», и начало было положено…
Те, кто делал ремонт, наверное, представляют себе, что это такое и на какое стихийное бедствие это похоже. А если речь идёт о капитальном ремонте, то… здесь все скорбно умолкают. Одни от мысли, что они не могут себе это позволить, другие от ужаса, как они вообще это сделали и что при этом пережили.
Капитальный ремонт, подразумевающий снятие старых и заливку новых полов, оштукатуривание стен, покраску и прочие не менее важные процедуры, предполагает выезд из квартиры и наём строительной бригады. А что делать, если ни то, ни другое невозможно. Надо зарядиться оптимизмом, поверить в свои силы и попытаться прожить в новых, несколько стеснённых обстоятельствах.
Первым делом, особенно когда ремонт поселяется в кухне, встаёт вопрос о приготовлении еды. Где готовить? Испарения супов, брызги масла со сковороды и прочие издержки приготовления еды не очень совместимы с жилыми комнатами, тем более недавно отремонтированными. Ситуацию спас застеклённый балкон! Получилась летняя кухня. Стол, привезённый с дачи для реставрации, накрылся куском оставшегося от коридора линолеума. Сверху поместились электрическая печь и одноконфорочная плитка. Готовить стало намного интереснее: в открытое балконное окно влетел весь уличный мир, свежий ветерок уносил запахи созревающей еды к соседям на пятый этаж (будем думать, что им это было приятно… ну хоть чуть-чуть), зато хозяйке дышалось легко и свободно… Правда на противоположной стороне улицы стоял задумчивый МЧСовец, размышляя над вариантами появления дыма и пара с балкона четвёртого этажа.
Кухонный стол уместно дополнил швейный столик в комнате, а холодильник занял уголок между дверью и диваном.
Другая комната пополнилась отдыхающей газовой плитой, играющей в достаточно удобный столик для проходящих мимо кастрюль, сковородок и прочей утвари. Сюда же прибыл шкафчик с посудой, крупами, макаронами и прочей необходимой мелочью. А письменный стол дочери у окна накрылся скатертью и стал обеденным столом. Впервые обеды стали проходить у раскрытого южного окна, куда врывалось ослепительное солнце, свежая зелень заросшего уже совсем высокими деревьями двора и восторженные визги стрижей занятых ежеминутной трапезой.
Вот такое развлечение мы получили совсем неожиданно. Новые ощущения не омрачала даже необходимость носиться из комнаты в комнату в поисках частей, которые при составлении в единое целое превратятся в завтрак, обед или ужин.
Деревянный пол был снят и под громкие «ура» желающих приобрести дармовые, вполне приличные сосновые доски был отправлен на помойку.
Как и ожидалось, пространство под полом таило в себе невероятное количество мусора и пыли, которая никак не желала отказываться от такого обширного пространства. Она забивала нос, вылетая из-под веника, издевалась над пылесосом, превращая все его фильтры в непробиваемые пробки, пролезала в щель двери, занимая территорию всей квартиры. Наконец она была прибита грунтовкой глубокого проникновения и побеждена. Конструкция перекрытия была обследована на предмет любых, даже микроскопических отверстий, поглотивших изрядную порцию ремсостава. Ещё один проход грунтовкой заставил пол выглядеть вполне уже солидно, что позволило ему благосклонно принять на себя четыре полосы металлических маяков, установленных на гипсокартонные столбики и закреплённых алебастровыми горками. Пол обернулся по периметру демпферной лентой, имеющей в магазине ещё более прелестное название – «дихтунгсбанд». Наконец-то пол замер в ожидании. Завтра ему предстоит принять пятьдесят мешков смеси для заливки полов! Ну что ж, спи, набирайся сил, они тебе завтра пригодятся!
Явление 2.
Есть первая в мире женщина - космонавт, а я, видимо, стала первой женщиной, залившей пол (мужчины, закройте рты.) Не скажу, что мне хотелось бы повторить весь этот процесс ещё раз, но освоение очередного нового умения приводит меня всегда в состояние эйфории. Если добавить, что я наконец-то сделала гигантский шаг в направлении своей мечты – новенькой кухни, которая была ну просто невозможна без заливки пола, то можно считать, что день 19 июля 2013 года был прожит не зря и, может быть, увековечен, как всемирный день заливки полов!
1 250 кг раствора замешали, разлили и разровняли. Получилось вполне себе ничего. Изначально имелось в наличии 4 руки (две мужских и две женских, две не совсем здоровых спины и четыре совсем не очень здоровых ноги). Отводилось на всё про всё 10 часов, без права перенести хотя бы часть работы на завтра, поскольку технологический процесс этого сильно не любит и мгновенно приказал бы долго жить.
Видели ли вы когда-нибудь, чтобы продуманное до последней мелочи дело не попыталось бы выйти из-под контроля и устроить вам проверку на устойчивость нервной системы и способность к оптимизму и жизнелюбию? Я - нет. И это дело не стало исключением. Первая проверочка не заставила себя долго ждать и появилась сразу при замешивании раствора. Предполагалось, что достаточной ёмкостью для этой цели послужит старая детская ванночка. А поможет ей в этом дрель со специальной насадкой. Каково же было удивление, когда ни та, ни другая не разделили наших пожеланий. В ванночку вместо 4 мешков смеси с трудом уместилось 3, а у дрели, обладающей с рождения слабым здоровьем, стала подниматься температура от малейших физических нагрузок. Поскольку нам не хотелось потерять её так рано, в ход пошёл старый проверенный высокотехнологичный инструмент под названием совковая лопата. Процесс стал тормозить. Но… Где наша не пропадала. Постепенно всё наладилось. Загружали один мешок, месили лопатой, потом шпателем, в довершение дрелью. Настроение заискрило, с шутками и прибаутками стал появляться новый, можно даже без ложной скромности сказать, идеальный пол. К сожалению, человек не может долго работать без еды, а после еды не может быстро начать работать снова. Второй этап слегка отодвинулся по времени. Надо сказать, что мужская голова в этом проекте почему-то постоянно была склонна к излишне позитивному предположению, что залить 12 метров пола можно «на раз», часика этак за три. Поэтому торопиться особо не надо.
Второй этап таил в себе впадину в полу, визуально незначительную, но поглощающую раствора намного больше, чем предполагалось. Почему-то в экспериментальном помещении внезапно стало тихо и грустно. Раствор замешивался всё медленнее и медленнее. Фраза «мы всё равно сегодня не сможем это сделать» заставила мгновенно сработать противоречивую женскую логику – «успеем!» – и женский характер: месить и заливать в два раза быстрее. Дело пошло снова, но силы стали уходить, набирая запрещённую для данной трассы скорость. Идеальность стала претерпевать изменения. Не в лучшую сторону. Возможности организма тоже. Стоя, в наклон, на корточках, сидя, боком, правой рукой, левой рукой, обеими руками (не буду врать, ногами не пробовала), с упором в колено, в стену – аэробика вокруг ванночки с раствором цементной смеси для пола была забавна только для непосвящённых. Но, как и фитнесом, этим следует заниматься регулярно, иначе последствия уложат тебя в постель. Что бы с неё потом подняться нужны другие средства, как то: обезболивающие, горячие ванны, гели и мази простивовоспалительные, болеутоляющие.
Когда страсти достигли апогея, перевалили через него и медленно истекали (чем-то, чем могут истекать страсти) на последних метрах, один вопрос занимал обе головы, принимающие участие в столь эпохальном деле: «А хватит ли нам мешков с сухой смесью?» Ответ менялся практически непрерывно:
- Похоже, не хватит..
- А может и хватит..
- Пожалуй, не хватит мешка два-три..
- Наверное, два..
- А может и три...
- Да хватит, ну не может быть, чтобы не хватило…
Вы спросите: «А что драматичного в том, что не хватит? Не в каменном веке живём, пошёл да прикупил…» Напомню, время подходило к тому моменту, когда магазин закроет свои двери на ночной перерыв. А процесс соединения одной порции раствора с другой никак не соглашался останавливаться. Уже был набран телефон ближайшего магазина, в котором завалялся 1(!) мешочек нужной смеси, уже принят низкий старт… И…точный расчёт последнего крошечного участка провозгласил вердикт: «Хватит! Ровно-ровно, но хватит!»

Как вы себе представляли завершение великого дела, которое потребовало от вас напряжения всех сил и духовных и физических? «Кричали женщины ура и в воздух чепчики бросали!» А, да, ещё они прыгали, махали руками… Нет! Они медленно выползали из последнего метра вязкой грязи, вынимая по очереди одну негнущуюся ногу, затем вторую. Грязь ворчала и чавкала, не желая отпускать эти ноги, с которыми она успела сродниться за 10 часов близости. А последние сантиметры пола упорно кривились и гримасничали в надежде удержать к себе внимание ну ещё хоть на несколько минут. Окружающая действительность, аккуратно застеленная плёнкой в самом начале, дабы не испытать на себе негативное воздействие ремонтных работ, скукожилась, скомкалась и умудрилась таки вымазаться грязью, видимо, желая таким образом выразить свою сопричастность. Инструменты обросли коркой этой же грязи и взывали о спасении и водных процедурах.
Одна мысль стучала в виске: «Я больше никогда не буду делать ремонт. НИКОГДА».
…………………………………………………………
Эпилог

«Так, а когда мы делали ремонт в детской? Обои уже пора сменить, да и потолок мне не нравится, надо его, пожалуй, слегка поправить…..»

@темы: бытоописание

17:30 

ПИСЬМА

ИЗДАЛЕКА. КАК
ВОСПИТАНИЕ РЕБЁНКА ПРЕВРАЩАЕТСЯ ВВОСПИТАНИЕ СЕБЯ.

Интермедия.

Вы не говорили, что это легко?

Когда я рассказываю кому-нибудь о себе и своём ребёнке,в ответ обычно слышу изумляющую меня каждый раз фразу: «Ну не все же такиестойкие (выносливые, оптимистичные, терпеливые и т.п.) как ты!» Почему такие напервый взгляд замечательные слова вводят меня в состояние недоумения? Потомучто, как мне кажется, они не совсем относятся ко мне, ну, не в полном объёмечто ли. Всё, что у меня на самом деле есть - это гигантское терпение и немного способностинакапливать жизненный материал и анализировать его. Всё! Всё остальное не променя!

С детства я, что называется, «неспортивная». Любоефизическое усилие даётся мне нелегко. А вот упорство через край переливается, иещё ковшом подхватывай.

В советские времена, ставшие такими милыми неожиданнодля массы россиян, необходимо было сдавать так называемые нормы ГТО (расшифровываетсякак: «готов к труду и обороне»). И не важно, что обычные уроки физкультуры недавали тебе никакой возможности развить в себе эту готовность. Просто намговорили, завтра сдаём нормы. Помню учитель физкультуры всегда с уважениемглядела на меня, когда я приползала на финиш с багровыми пятнами на лице, сжуткой болью в правом боку, в то время, как большинство таких, как я (необладающих дополнительной физической подготовкой) просто сходили с дистанции.Не могу и всё. А я знала, что надо! Ну вот такой характер…

Возвращаясь к стойкости. Мне, как и любому человеку,каждый день хочется посвятить чему-то интересному. В голове всегда роятсятворческие и не очень идеи, требующиесрочного воплощения. Хочется заняться собой любимой. Но за этим уже 14 летстоят одни и те же декорации, на которых изображён аутичный ребёнок, требующийежесекундного внимания, лечения, обучения, сопровождения, наблюдения. Какойвыход может быть из такой ситуации. На самом деле их несколько:

Во-первых, самый страшный и с моей точки зренияантигуманный - решить для себя, что сэтим всё равно сделать ничего нельзя, прекратить любые попытки реабилитации иполностью отдаться своим насущным делам и интересам. Заметьте, речь здесь неидёт о том, что бы от ребёнка отказаться и сдать его во всем известноегосударственное учреждение, т.к. это действие нельзя даже рассматривать вотношении человека, называющего себя мать, да вообще в отношении человека.

К такому выводу можно придти сразу и «не париться вообще», а можно долго иупорно метаться по врачам, клиникам всех сортов и городам, устать или отчаяться и спустя несколько лет опустить руки.Накормлен, напоен, одет, и, слава богу! Это не осуждается и не обсуждается. Укаждого свои пути, свои причины сделать так и не иначе…

Вариант второй: продолжать тратить деньги на лечение,обучение, но перенести эту заботу на другое лицо (врача, педагога,родственника). И совесть чиста, и можно не отказываться от своих собственных желаний. Этот вариант естественнотребует начального капитала.

Третий вариант – героический: полностью посвятить себя ребёнку,без оглядки, на всю оставшуюся жизнь. Каждую минуту жить для него и полностью«забить» на себя. Не каждый может! Это люди - супер!

Четвёртый – самый замечательный (с моей точки зрения):и ребёнком заниматься, и себя не забывать. Здесь, как и во втором случае необойтись без капитала, выраженного либо в виде денег, либо в виде многочисленных родственников, готовых принять на себячасть забот-хлопот. Либо, если нет ни того, ни другого, подключать-таки силуволи, терпение, стойкость, выносливость…

Теперь нетрудно догадаться, что я выбираю именно этотпуть в самом последнем его варианте, хотя родственники мне помогали и помогают,но они по разным причинам далеки от меня в географическом смысле. Осталосьтолько найти, что подключить…

И вот зараза мой характер уже 14 лет с переменным успехомпытается испытывать меня на степень приверженности к выбранному мной пути,придумывая всё новые и новые задания, непрерывно повышая степень сложности.

Не успев придти в себя от осуществления однойглобальной мечты в виде заливки пола в моей будущей кухне (а надо сказатьдалось это нелегко и даже несколькотравматически для здоровья моихвнутренних органов), я резко перескочила к осуществлению другой. А именно,вдвоём с ребёнком поехать к родителям на дачу и прожить там три недели.Миленькая идея на первый взгляд. Отчасти она была вызвана тем, что во времяремонта кухни жизнь в квартире становится затруднительной и на время застываниястяжки пола следовало куда-то переехать. А вот основная цель такой поездки состоялав том, что бы отвлечь аутичного ребёнка на какое-то время от компьютера ителевизора, попробовать увлечь его хоть какой-то полезной деятельностью.Сложность заключалась в том, что ребёнок на любой переезд в новое место иразлуку с родственниками и привычной обстановкой реагировал глобальным стрессомс температурой 40. По этой причине он уже лет 7 никуда не выезжал. Ехать с нимдаже в обычном общественном транспорте – большое испытание, для меня иокружающих, вернее для окружающих, а поэтому и для меня. Я-то с ним справлюсь,но, в силу своего темперамента, он активный и шумный, громко реагирует на всё,что происходит вокруг, любит «позаигрывать» с девушками, похохотать, иногдапотопать ногами. Как правило, окружающие этого не выносят, осуждают,демонстрируют неприязнь. А я вынуждена потакать социуму, пытаясь соблюсти его(социума) правила. Страдаю я и мой ребёнок. Но, видимо, так нужно… Пока… Поканаш социум отстаёт в развитии от социумаобщечеловеческого.

В принципе, ничего сложного в проживании вдвоём сребёнком на даче нет. Даже для избалованного городского человека. Когда моястаршая дочь была маленькой, всего 7 месяцев от роду, я ради её здоровьяпереехала жить в наш сад в мае месяце и прожила там с ней чуть ли не дооктября. Конечно, это не город: воду нужно носить из колодца, посуду мыть втазиках, мусор и грязную воду выносить в другой конец участка, топить печь,стирать вручную. Но тогда моей целью было, что бы ребёнок круглосуточнонаходился на свежем воздухе, на солнышке, хотя в тот год, как на зло летняяпогода скорее напоминала климат Ямало-ненецкого автономного округа, и за всёлето мы не разу не сняли тёплых кофт.

Но, была не была, задача поставлена, мотор, камера…

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ (23 июля).

Итак: четыре сумки и мы погрузились в поезд. Постечению обстоятельств билеты куплены в купейный вагон. На наше счастьекупейные билеты наименее популярны, поэтому верхние полки оставалисьсвободными, и мы оказались полноправными хозяевами четырёхместного купе.Примерно час Тёма ехал достаточно спокойно, если не считать того, что постоянноходил в соседнее купе заигрывать с девушками. Естественно, как бы хорошо они кэтому не относились, приходилось ограничивать его пребывание в коридоре вагона.Вот тут и начались проблемы. Тёма стал собирать сумки и проситься на выход.Типа, всё, покатались и хватит, пора и честь знать!

Чести у меня не оказалось в нужном количестве, и мыпоехали дальше.

Поезд выбран был таким образом, что бы максимум временипровести во сне: в восемь вечера выезжаем, пару часиков «тусуемся», и, не успевнадоесть окружающим, ложимся спать. Утром встаём и под радостные выдохипопутчиков, покидаем поезд.


@темы: бытоописание

Кружева

главная