Записи без темы (список заголовков)
13:24 

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ (30 июля)
Как собрать ягоды под дождём? А пожалуйста….


Полдня ждали родителей. Готовились. Собирали ягоды, яблоки. Прибрались. Ждём. И ворота уже открыли. И сходили на дорогу. И радостно ожидали их с фотоаппаратом у ворот. И посидели, и полежали, и почитали.


Потом стало уже всё равно, потом беспокойно. Потом было всё сумбурно, как всегда. И немного не так…
Кстати, совет: никогда не ставьте перед мужчиной на стол то, что предназначено вашим детям. Даже перед сытым. Он всё равно съест, да ещё и ругаться будет, что вы его перекармливаете, или недокармливаете или… (варианты). А если не уследили, то не говорите, что это было не для него. Всё равно уже ничего не вернуть и, самое смешное, это не научит его на будущее. Он с завидным постоянством будет проделывать это и дальше. Да ещё и сильно обидится. Просто промолчите. А всё, что ему не предназначается, поставите потом, когда он уже поест.
А вот те, кто всегда предсказуем и доволен…

Тёма меня сегодня в очередной раз удивил и порадовал. Когда бабушка с дедушкой уехали, он не стал ни расстраиваться, ни проситься за ними. Мы, конечно же, опасались другой реакции: что будет расстроен, будет собирать вещи и собираться за ними, скандалить. Нет. Спокойно пошёл играть с гамаком. Потом пришёл ко мне. Я была, мягко говоря, расстроена тем, как прошёл день. Но было ощущение, что он понял это сразу, ещё в тот момент, когда мы остались одни, поэтому и играл один, давая мне успокоиться и придти в себя. После этого он стал меня развлекать и даже…стал давать мне картинки, буквы, выполнил несколько заданий. И всё время смотрел на меня, мол, как ты? Когда позвонила бабушка проверить, всё ли у нас в порядке после их отъезда, Тёма внимательно следил за разговором и моим лицом. Я ему поулыбалась, и он спокойно пошёл гулять. Всё странно, непонятно, но сильно утешает.
Вывод: ему здесь нравится… уже. И он как всегда всё понимает.
А мне мешает вечная моя тревожность. Она портит мне жизнь, ограничивает меня всегда и во всём и не даёт наслаждаться жизнью в полной мере. Это как шоры у лошади. Когда видно лишь узкую дорожку впереди и упускается всё, что есть по бокам. И с этим надо что-то делать.

08:05 

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ (29 июля)
Есть такая версия, что человек рождается не единожды, а много раз в разных местах и ипостасях. В советские времена, помню, ходили такие по рукам тесты не тесты, игра не игра, скажем таблицы, по которым можно было посчитать, когда и где ты рождался раньше и кем был по профессии в прошлой жизни. По этим подсчётам моя прошлая жизнь протекала в местах близких к Калифорнии. Там явно вкусовые предпочтения не включали в себя яблоки и вишню. Я и раньше-то не очень их любила, а последние несколько дней начинаю их тихо ненавидеть. Вот так и поверишь в реинкарнацию….

Вот так каждый день:


Помню, один мой знакомый всегда говорил, что есть нужно только то, что произрастает в твоей климатической зоне, в том месте, где ты родился и рос. Они всей семьёй ели каши, репку, картошку (здесь можно поспорить насчёт происхождения, но сделаем скидку на трёхвековую адаптацию этого овоща в нашей стране), яблоки, клюкву и бруснику. Он ни в какую не признавал заморские овощи и фрукты.
А я почему-то всегда любила бананы, персики, лимоны, мандарины, черешню. В советские времена такая «роскошь» была редкостью. Иногда на уличных лоточках появлялись бананы, а к Новому году – мандарины (кстати Новый год для меня до сих пор не мыслим без смешанного запаха хвои, мандаринов и шоколада). Такое появление продуктов на прилавках называлось «выбросить»: выбросили бананы. И все голодные люди сразу же выстраивались в очередь. А поскольку тогда все были голодные (за исключением номенклатуры и т.н. блатных – приближённых к номенклатуре или к продавцу, товароведу, директору магазина), то очереди были огромные, и стоять в них можно было часами. Но и получить можно было только один, два или три килограмма продукта, в зависимости от «нормы выдачи в одни руки».
Хорошо запомнилось мне маленькой, как однажды такая змейка очереди образовалась на центральной площади города. Тогда здесь был овощной магазин. Потом его убрали. Видимо не комильфо овощной магазин в центре, а вот торговый центр Европа с сумасшедшими ценами – другое дело. (Вот всегда думаю, почему в нормальных странах всё делают в первую очередь для своих, «родных» жителей, а потом уже для туристов и приезжих, в России всегда всё наоборот.) Так вот, про бананы. Выстояв огромную очередь, мы получили связочку тёмно-зелёных катастрофически недозревших плодов. Дома их повесили на бельевую верёвку, протянутую поперёк кухни, дозревать. А я всё смотрела на них и ждала. Дозревание длилось невыносимо долго, и периодически я отрывала банан за бананом дабы проверить степень их готовности. В общем дозреть они так и не успели. Похожий случай был, когда мы ездили к родственникам в Обнинск. Москва и близкие к ней города были местом, где различные «деликатесы» были в относительно свободной продаже. Надо сказать. что деликатесами тогда были не только бананы и апельсины, но и чай, кофе и даже обычная варёная колбаса, которую , если повезёт, брали «батонами», ну то есть целой неразрезанной палкой. Нам повезло купить как всегда зелёненьких бананов. Предполагалось, что до нашего отъезда, полежав в чемоданчике, они успеют дозреть. Я периодически доставала один банан и пробовала его тихо мурлыча под насмешливо-брезгливое фырканье хозяина дома: «Обезьяний корм!»
…………………………………………………
Тёма спал долго. Это притом, что вчера он рано лёг. Я сегодня весь день собирала ягоды, за которыми завтра приедут родители. Жара была страшная. Даже голова заболела. Складывала их в пустые пятилитровые бутылки из-под воды и ставила в холодильник. Тёма, увидев, что мне сегодня не до него, и я не собираюсь с ним заниматься, был очень доволен и опять развлекался со своим гамаком.



Вечером согрела воду (жаль, баня не функционирует и нормально не помыться) и в душе в тазиках искупала Тёму, потом помылась сама, постирала бельё. Полила кабачки, огурцы и помидоры, накачала воду.
Ну что ж. Завтра будет немного веселее: приедут бабушка с дедушкой. Интересно, Тёма снова будет грустить после их отъезда или поймёт, наконец, что наше заточение не вечно?

07:59 

ДЕНЬ ШЕСТОЙ (28 июля)
Воскресенье. Сегодня всю ночь шёл мелкий неторопливый дождь. Вообще удивительно, как повезло с погодой. Днём солнечно, стабильно тепло, порой, даже жарко. К вечеру гроза или ночной тихий дождь. Поливать ничего не надо. А гулять можно сколько угодно, что Тёма и делает.
Ночью мешает спать только звук беспрерывно падающих яблок, причём падают они на верхнюю часть крыши, долго скатываются по ней и завершают свой путь глухим «бряком» о землю.
А ещё природа обильно одарена разнообразными ползающими и летающими насекомыми. И если с комарами и мухами разумное человечество как-то уже научилось бороться, то другие твари нет-нет, да и заглянут на огонёк. Дурные кузнечики совершенно не думают, куда они прыгают. Двоих вечером спасла, а третий умудрился запрыгнуть в спальню, всё-время прыгал мне: то на руки, то на лицо, чем ужасно пугал. Избавиться от него не было никакой возможности, т.к. стояла кромешная тьма (вот уж тёмные южные ночи, ни зги не видно), а включенный свет мог бы разбудить ребёнка. Все эти звуки не давали уснуть крепко, поэтому всю ночь снились яркие и какие-то дурные сны. Тёме вероятно тоже. Он ворочался, причмокивал и тяжело вздыхал.
Сегодня распустилась крохотная розочка. Вернее начала она разворачивать свои нежно-жёлтые лепестки ещё вчера на закате.

А сегодня проснулась уже во всём великолепии. Немного разочаровав своей незаполненной лепестками серединкой коричневого цвета, но компенсировав это нежным изумительным ароматом. Розы – моя слабость. Бесчисленное количество нежных атласных лепестков умопомрачительных цветов изысканно разворачивающихся один за другим сводят с ума женщин уже много веков. Я – не исключение и нисколько об этом не жалею.

Тёма по-прежнему зависает в своём гамаке со своими журналами и пластиковыми бутылками с водой, а я по-прежнему много готовлю, убираю и пр. Всё это очень плохо и совсем не то к чему я стремилась. Одно утешает, что свежий воздух, солнышко, ягодки и фрукты своё маленькое дело всё равно сделают.



И вот тут начинается …АААААА!!! Кризис! Бывает кризис среднего возраста. Бывает кризис в супружеской жизни, там три года, семь лет, кто как говорит и считает. А вот как назвать кризис изолированного проживания? Вот всё было бы замечательно, если бы с Тёмой можно было поиграть, поговорить, в конце концов просто договориться. А так: заниматься и играть (с моей помощью) он упорно не хочет. Без занятий ему скучно и он от тоски укладывается спать. Вы скажете: «Замечательно, ну и пусть себе спит! А ты тем временем займёшься всем тем, что душа пожелает!» Ан нет, допускать этого никак нельзя, иначе ночью мы оба сойдём с ума, не будет он потом спать ночью, проверено!
Я толком ничего делать не могу, а всё готовлю, мою посуду, прибираюсь. Завтра буду собирать ягоды. Люди!!! Где выход? Где затерялся мой педагогический дар? В смысле, ни куда он пропал, а почему он ко мне ни разу не приходил? У меня странное свойство (как у мужчин;): пока ребёнок маленький я не получаю от этого удовольствие, мне скучно. А вот он подрастает, ему можно читать, что-то рассказывать, вот это мой «конёк». Мне отклик нужен, отдача. А Тёма как маленький ребёнок. С ним играть нужно, а я не могуууу!!! Ну, проблемы как всегда у меня, а не у него.
Ух! 8 часов вечера. Скоро будем ложиться спать. Хорошо, хоть теперь он слушает (?) книги, ну хотя бы не выхватывает их и не прячет. Будем читать. Читаем Треверс «Мэри Поппинс». Моя любимая книга детства.
Вот что за ребёнок? Этот чудесный мальчик довёл-таки меня до белого каления. Весь вечер искала мазь от укусов комаров. Так и не нашла. Или он просто куда-то уронил её, или спрятал (а это он умеет делать феноменально, впрочем как и искать). Уже и спрашивала его, и объясняла, бесполезно, только улыбается. Начал демонстративно тупить. А ведь только что, когда всячески старался заманить меня укладываться спать проявил верх сообразительности, убирая и закрывая всё то, что полагается в доме убрать и закрыть на ночь. И даже сделал одолжение «слегка» позанимавшись со мной. О, таинственный аутичный мир! Как же ты интересен и как же ты умеешь иногда достать!
………………………………….
Прочитала в интервью Тины Канделаки (откопала на чердаке среди старых журналов за 2004 год):
- Тина, сложно быть женой молодого, красивого, богатого мужа?
- Сложней быть женой не успешного толстого старого неудачника.
Тут есть ещё над чем подумать…
И ещё, актуальнее (там же):
«Можно быть плохой мамой, сидя дома, и хорошей, сутками пропадая на работе…»
О-хо-хо, сидение дома не моя стихия, как бы мне это не нравилось…

16:37 

ДЕНЬ ПЯТЫЙ (27 июля). Суббота.
Каждое утро играю в «пинг-понг» - собираю упавшие яблоки под пятью яблонями из полутора десятков. Эта затея похожа на уборку снега во время сильного снегопада. Стоит дунуть еле заметному ветерку, и земля снова покрывается зелёно-жёлто-красными шариками. Уже выброшено несколько вёдер плодов не подходящих для еды, собрано две корзины и два таза целых и красивых. Всё время думаю о своих друзьях оставшихся дома, которые с большим удовольствием (я надеюсь) смогли бы этому бедствию найти подходящее употребление. Хорошо было бы, если бы к поезду можно было прицепить маленький дополнительный вагончик…
Выходные в коллективном саду – это своего рода развлечение для постоянно здесь обитающих. Шоу начинается ещё вечером в пятницу, когда на дорогу выползает «гусеница» из разнокалиберных автомобилей. Она тянется весь вечер и даже утром в субботу. Пустынная доселе округа наполняется голосами, визгами и смехом детей, жужжанием газонокосилок, зудением пил, стуком молотков, запахом неизменного шашлыка. Поскольку наш закуток находится на отшибе, нас это касается только чуть-чуть, лёгкой тенью и отголосками. Тёма, обнаруживший жизнь по ту сторону забора, как завороженный стоит у ворот и внимает новым впечатлениям. На фоне этого открытия померк даже гамак. Надо сказать Тёма весьма «удобный» ребёнок, не смотря на свою подвижность и шумность. Он не трогает чужие вещи, а лежащие не на месте обязательно уберёт (точнее припрячет в шкаф). Он не лезет в шкафы, не устраивает беспорядка (за исключением непреодолимой страсти рвать журналы, выдёргивая из них картинки с красивыми девушками или смеющимися лицами). Он аккуратно перемещается в пространстве, ничего не задевая, не роняя. Если ему что-то надо, то просит тихим «подныванием» и «подстаныванием». И подолгу может заниматься сам с собой, качаться в гамаке, рассматривать журналы, слушать музыку (не говоря уже о компьютере, который способен удерживать его внимание бесконечно). Вот это-то удобство и есть самое плохое. То, с чем надо бороться. Что бы общение с вещами не становилось для него «первичнее», чем общение с людьми.
Ну что ж, судя по интересу Тёмы к миру за воротами, стоит предпринять «выход в люди». Выбираем одну садовую улицу и идём до конца. И здесь нас ждёт сюрприз: ещё несколько лет назад мы ходили посмотреть на дома и участки: у кого что растёт, какие новые цветочки и растения люди сажают, как оформляют свои участки и дома, да и вообще, чем занимаются. Увы. Всё, что нам удалось увидеть – это высокий забор всех цветов и форм. Только небольшие щёлочки между стыками заборов позволили на ходу уловить изменения произошедшие на участках. Веяние времени: нет больше огородов и, сколоченных из чего попало, хибар, украшавших ещё лет десять назад практически все коллективные сады. Везде газоны, красиво отделанные дома, бассейны, детские площадки, горки, домики, беседки и … шашлыки, куда без них. Ну что же, мне это нравится. Попытка жить этаким европейским стилем может и приведёт нас к другому устройству всей страны в целом.
Вечер получился удачным во всех смыслах. Тёма был доволен, немного утомлён прогулкой, поэтому даже позволил немного с собой позаниматься и поиграть. Но этого мало, ой как мало, должно быть в разы больше!

08:57 

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ (26 июля)
Дату пишу, чтобы контролировать в этой глуши какой сегодня день, подобно Робинзону Крузо делаю зарубки в Word.
Тёма сегодня пошёл в протест. Он сам вчера уложил себя спать, утром спал аж до 9 часов, что с ним приключается дома крайне редко. После чего потребовал открыть все двери, калитку, но на просьбу сначала переодеться и заправить постель, пошёл снова спать. Видимо поняв бесповоротность судьбы, обследовав все шкафы, углы и малейшие отверстия на наличие ноутбуков, телевизоров или хотя бы радио, и не найдя оных, понимая, что кроме занятий со мной, ему ничего здесь не «светит», он нашёл свой выход.
С утра, после вчерашних ослепительных и оглушительных гроз и дождей, всю округу заволокло сплошным туманом. Практически у нас остался наш участок и мифическая таинственно сказочная округа, которая приносит голоса и звуки работающих машин ниоткуда. Вообще эти места всегда производили впечатление некоторой ирреальности. Участок, окружённый холмами, покрытыми лесом. По вечерам из этого дремучего леса неожиданно раздаётся детский смех, лай собаки, мужские и женские голоса, таинственные ещё и от того, что отражаются эхом от горок. Под крутым склоном, где протекает ручей – таинственный плеск скорее всего отдыхающих на закате нимф….

Дорожка к нимфам:


………………………………..
На самом деле, участок – это лишь часть садоводческого коллектива, окружающий лес – посадки дубов, и надо сказать весьма препротивненькие посадки с непроходимым совершенно подлеском и высоким папоротником. Посадки представляют собой узкие полосы, за которыми снова начинаются коллективные сады, деревни, а теперь ещё все свободные места утыканы коттеджами и таунхаусами. В ложбинке между холмами протекает совершенно невзрачный, никому не нужный и вечно пересыхающий ручей. Вот вам и романтика…
……………………………………….
Уже 11 часов, а Тёма всё спит. Уж не заболел ли? Или это типичный аутистический протест с уходом в себя. Всё, мОю голову, и пойдём гулять за пределы родительской вотчины – в деревенский магазин. Может вид других людей приведёт его в равновесие.
Прогулка действительно внесла некоторое разнообразие в нашу жизнь, поскольку в магазине обнаружились две симпатичные девушки башкирочки, которые весело ( в отличие от девушек в Екатеринбурге) откликнулись на подмигивания Тёмы.
Вполне себе глухая деревня за несколько лет превратилась в райские кущи, обнесённые дорогими кирпичными заборами и выглядывающими из-за них один другого краше домиками разнообразной конфигурации и цвета, покрытыми красивыми современными крышами. Впрочем, от этого великолепия не отставали и коллективные сады, которые за последние 10 лет неузнаваемо преобразились. Жизнь налаживается?

Так выглядят теперь деревенские дома…


А так – коллективные сады…

Но…встречается и такое…


Ну и разные промежуточные варианты…

08:37 

ДЕНЬ ТРЕТИЙ (25 июля).
Выспались мы отменно! Уставшие и измученные дорогой и разнообразными впечатлениями мы спали под мерный стук падающих на крышу яблок. Даже армия мышей, с музыкой, барабанным боем и разноголосыми песнями прошедшая среди ночи где-то в глубине стены не смогла испортить нам сон. Как потом оказалось, мыши совершают этот маршрут ежегодно. Но бабушке нашей «повезло» ещё больше. Ей довелось услышать полную версию этого марша: зайдя через сарай, пристроенный к стене, мыши внутри стены поднимались на второй этаж, затем в отверстие рядом с печной трубой падали с потолка на пол первого этажа и через противоположную стену уходили из дома. Десять падений – соответственно десять мышей. Так и хочется сочинить что-то по что-то в духе Маршака:
Мышиная – боевая.
Десять мышей направляются в дом,
С дороги своей не свернут,
Карабкались медленно, будто на склон,
Сегодня их подвиги ждут.

И каждый мышонок как маленький гном,
Трудился, пыхтел и сопел,
Проверив все клады над потолком,
Весёлую песню запел.

Добравшись до крыши и глазки закрыв,
(Героям не страшно летать),
Один за другим они прыгали вниз
Уйти что бы в поле опять.

………………………………………………………………………………
В который раз меня удивляет Тёмка. Он был здесь один единственный раз лет 10 тому назад в течение 2-3 недель. Выйдя из машины, он будто извлёк из памяти нужный файл, и не проявил никакого беспокойства и растерянности. Пару минут понадобилось лишь для «обновления системы». Проснувшись утром, он деловито встал, переоделся и пошёл к гамаку. Как и предполагалось, гамак стал своего рода успокоительным средством адаптации.


Утро выдалось сереньким, однако скоро появилось солнышко. Совершив обманный манёвр, оно исчезло за пеленой туч, из которых посыпал реденький монотонный дождь. Стало прохладно. Нетопленный давно дом явно требовал одноразового подогрева. Печь приняв в себя минимальную дозу дров задорно загудела (замечательно дедушка с бабушкой отреставрировали видавшую виды конструкцию). Погода повеселилась над моим беспокойством, прогнав тучи и выдав опять под 30 градусов жары. Спать было ооочень тепло!
Трудотерапия, запрограммированная уехавшими родителями, началась со сбора упавших яблок.
Вот это всё было приказано съесть!


И это:

А вот это, вожделенное, к сожалению, не успеет созреть до нашего отъезда…



Тёма получил корзинку и даже собрал туда несколько яблок, за что и был награждён громкой похвалой. Пока что он совсем не понимает, зачем нужно делать ещё что-то кроме привычных ему развлечений.



Два литра вишни превратились в густой наваристый компот сумасшедшего цвета хорошего красного вина. Крошечная порция занятий по программе с Тёмой, и вот день клонится к вечеру. Где-то вдали опять покатились раскаты грома, небо стало клочковато серым.
Удивительно свежий воздух бередит аппетит. Мы сегодня, по-моему, пол дня едим. Появилось даже желание опробовать местную хлебопечку. Это будет английский многозерновой хлеб. Мммм…. Что же это так долго ждать???

17:58 

ДЕНЬ ВТОРОЙ (24 июля)
Бессонная ночь, измучены оба, Тёма в пассивной панике, а в моей голове бьётся одна мысль: «Зачем я всё это придумала?!!». Тёма долго не мог уснуть, но когда наконец он засыпал, в темноту неожиданно врывался оглушающий шум и свист встречного поезда. Тёма вскакивал и нервно свистел в унисон. Грохот исчезал так же внезапно. Далее всё по той же схеме: уснули, проснулись, испугались, посвистели. Ещё одна прелесть наших поездов – вечером жарко и душно, к утру холодно. Одеяла падают. Простыни комкаются. К утру обе простыни лежали на полу, а Тёмка спал свернувшись в комок на голом матрасе, укрывшись с головой одеялом. Однако, оставалось ехать немного. Но тут поезд решил подбавить нашему настроению и встал в чистом поле минут этак на 40. Встречавшие нас бабушка с дедушкой решили, раз поезд всё равно опаздывает, вернуться домой и забрать то, что они забыли взять.
На перрон высыпалась толпа в разноцветных майках и трусах подышать свежим воздухом на пути в Анапу. Мы с Тёмой, с багажом понуро прятались в тень фонарного столба. Поезд всосал людей обратно и неторопливо пополз с вокзала навстречу морю и солнцу. Наконец и мы, подхваченные любящими родственниками, мчимся ещё час на машине к заветному домику, окруженному зеленью и цветами.



Краткий экскурс, введение в домоведение, которое никак не вмещалось в мою не выспавшуюся голову, беготня по участку и различным помещениям завершена. Родители со второго раза (как всегда!) окончательно уезжают. Лишь две неприятности, вероятно, завершающие череду сегодняшних испытаний: снятый с бабушкиной юбки клещ (в этих местах они не редкость) и приветственный укус в мою макушку осы, подвесившей гнездо практически над входом в дом. Пронзающая насквозь голову боль, шишка и обида, что не прошли фейс-контроль.

Вот такое страшное гнездо!
Наконец мы с Тёмой падаем на кровати и отключаемся на часик, восполняя недополученное ночью. С прояснившейся головой выхожу на веранду и спускаюсь в сад. Теперь можно и оглядеться. И вдруг меня накрывает волна безразличия и удивления. Я, мечтавшая всю жизнь иметь большой сад, вдруг понимаю, что мне его слишком много. А планы о распланированных и структурированных занятиях стали терять свои чёткие очертания. Паника, встретившаяся с давно придушенной депрессией, обнялись и крепко прижались ко мне. Чтобы не быть раздавленной этой страстью, мне пришлось несколько раз задать себе один и тот же вопрос: «Неужели не смогу?»





Кружева

главная